facebook vkontakte

                                  Ездим Сами – лучшие места отдыха в Украине


Алупкинский/Воронцовский дворец – музей
Статьи - Отдых в Крыму

                                        
Дворец-музей в Алупке – главная достопримечательность этого небольшого курортного города.
Оригинальность архитектуры, декоративной отделки интерьеров, интересная экспозиция музейных залов неизменно привлекают внимание многочисленных посетителей.
Построен дворец в 30-40-е годы XIX века для видного военного и государственного деятеля России графа Михаила  Семёновича Воронцова (1782-1856). Он родился в семье известного дипломата  С.Р. Воронцова и с двухлетнего возраста жил в Лондоне, где его отец занимал пост посла. Длительное пребывание в Англии отложило отпечаток на характеры и вкусы Воронцовых.
М.С. Воронцов участвовал в русско-турецких войнах, Отечественной войне 1812 г. Он был тяжело ранен в знаменитом Бородинском сражении, где командовал свободной гренадёрской дивизией армии Багратиона.
В начале 40-х годов XIX века ему принадлежали 400 тысяч десятин земли, расположенных в шестнадцати губерниях, и около 80 тысяч крепостных крестьян.
В 1823 г. Воронцова назначили генерал-губернатором Новороссии  (в то время в состав Новороссийского края – с центром в Одессе – входили Херсонская, Екатеринославская и Таврические губернии, т, е. южная часть Украины и Крымский полуостров). По достоинству оценив природные богатства Крыма, граф решил прочно здесь обосноваться. По его инициативе началась прокладка шоссейной дороги, соединившей южный берег с Симферополем и Севастополем. Строили дорогу солдаты сапёрных батальонов и вольнонаёмные рабочие.  Работы велись в тяжелых условиях горной местности, неоднократно прерывались из - за нехватки средств, вспышек болезней, задержек подвоза провианта.  Очень помешали строительству дороги эпидемии чумы и холеры в 1830-1831 гг. Только в 1843 г. она была завершена. Эта дорога и построенный в 1937г. ялтинский порт имела большое значение для развития экономики Крыма.  Были они выгодны и самому Воронцову, так как давали возможность вывозить сельскохозяйственные продукты и вина из его имений.
Ещё в начале своего губернаторства  Воронцов приобрёл большие земельные участки в Алупке, Алуште,  Ай-Даниле,  Ак-Мечети, Гурзуфе, Массандре. Выписанные из-за границы виноделы наладили в этих имениях передовое по тому времени виноградарско-винодельческое хозяйство.
Постоянно совершенствовалось производство вин, которые вывозились для продажи в Москву, Петербург, Одессу, Харьков и другие города. Большую прибыль давали оливковые и фруктовые сады. Интенсивная предпринимательская деятельность приносила графу огромные доходы: это позволяло ему вкладывать миллионы в создание и благоустройство своих имений.
Первые участки земли были приобретены Воронцовым в Алупке у командующим греческим Балаклавским  батальоном  полковником Ревелеоти в 1824 г., а затем у грека Каподистрии – в 1825 г.  Скупались земли и у местных жителей. Граф решил устроить в Алупке своё главное майоратное имение, передающееся по наследству только по мужской линии. Для временного пребывания семьи Воронцовых в период строительства дворца в 1824-1829 гг. был сооружен небольшой дом, называемый позже «старым домом», или «Азиатским павильоном».
Владелец имения сам выбрал место для будущего дворца, заказал проект и смету к нему, распорядился о заготовке материалов и расчистке территории. В фондах музея хранится первоначальный (заметим сразу: оставшийся неосуществлённым) проект Алупкинского дворца, который представляет большой интерес для исследователей. Он не имеет подписи, выполнен на листе английского ватмана с водяным знаком 1828 г., снабжен масштабной шкалой в футах и подробными надписями и расчетами на английском языке. На основании письма М.С. Воронцова к управляющему Алупки, написанного в январе 1928 г. где он сообщает: «Теперь мы утвердили план по проекту Боффо и надеемся, что возможно скоро начать строить», автором первоначального проекта до недавнего времени считался архитектор Франческо Боффо. Однако на всех проектных чертежах этого архитектора, хранящихся в Одессе, масштабная шкала дана в русских саженях, и ни один из них не содержит надписей на английском языке  (обрусевший итальянец  Боффо  вряд ли владел им). Таким образом, проект  Алупкинского  дворца  мог быть выполнен только архитектором –англичанином . Судя по архивным материалам, несколько лет назад опубликованным в Англии, им был Томас  Харрисон  (1744-1829), сделавший в 1823-1828 гг. по заказу М.С. Воронцова несколько проектов для Одессы и для имений графа на юге России.
Франческо Боффо  принимал участие в составлении смет на заготовку материалов для строительства дворца в Алупке, ему же было поручено проектирование столового корпуса, не предусмотренного планом английского архитектора. Вероятно, об утверждении этого проекта Боффо и шла речь в процитированном выше письме Воронцова.
В марте 1830 г. были заложены первые камни фундамента, а в следующем году строители начали возводить стены. Однако в начале июня 1831 г. граф Воронцов в письме из Лондона (куда он выехал в связи с болезнью отца) приказал остановить работы.
В сентябре 1832 г. английским архитектором Эдуардом Блором  был сделан по заказу Воронцова новый проект дворца, и зимой 1832-1833 гг. строители приступили к его осуществлению.  Руководил работами архитектор Гейтон, рекомендованный Блором, но в июне 1833 г. он скоропостижно скончался, и на его место в декабре того же года прибыл из Англии молодой энергичный  архитектор Вильям Гунт. Он оставался в Алупке в качестве руководителя работ до завершения строительства.
Проект Блора был грандиозен: то, что Воронцов в письмах скромно называл «большим домом», представляло собой дворцовый ансамбль из нескольких корпусов. На сооружение его было затрачено около 9 миллионов рублей серебром (по тому времени это была огромная сумма); 60 тысяч рублей стоило только изготовление архитектурного проекта.
Дворец построен из блоков местного серо-зеленого диабаза - очень твердого камня магматического происхождения. Можно себе представить, сколько тяжелого труда было затрачено на изготовление каменных куполов, которыми увенчаны башни северного фасада главного корпуса, зубцов стен, фигурных  наверший каменных куполов, которыми увенчаны башни северного фасада главного корпуса, зубцов стен, фигурных наверший каменных труб, узорчатых парапетных решеток.
Многие строительные материалы и готовые изделия, необходимые для сооружения дворца, доставлялись в Алупку из мест, довольно отдалённых. Так, кирпич, из которого выкладывались внутренние перегородки здания, изготавливался на кирпичном заводе «Жакмар» в Феодосии. Лес,  в основном дуб и сосна, закупался при посредничестве одесских, херсонских и керченских купцов. Каменный уголь для алупкинской кузницы привозили с Донбасса. Чугунные решетки для каминов отливались на одесском литейном заводе Фалька, а дверные замки делались на заводе Баташева в Туле. Водопроводные трубы из чугуна привозили с заводов Мальцева в Калужской губернии.
Отдельные архитектурные детали и инструменты, необходимые для строительных работ, изготавливались за пределами России. Так, колонны с капителями в виде распустившегося лотоса для зимнего сада и террас  южного фасада дворца, а также напильники, свёрла, буравчики, высококачественные белила были привезены из Англии. Оттуда же была доставлена чугунная машина для подъёма тяжестей.
Материалы, готовые изделия, инструменты доставлялись в начале в Одессу, а затем морем в Апупку. Перевозки осуществлялись на специально предназначенном для этого парусном корабле «Святая Елизавета»; часть грузов перевозилась пароходом «Петр Великий», который совершал регулярные рейсы по линии Одесса – Ялта.
Итак, в 1832 г. строительство дворца шло полным ходом. В 1934 г. был возведён столовый корпус,  с 1834 по 1837 г. на готовом фундаменте строился главный корпус с десятиметровой нишей на южном фасаде.
И в недостроенном виде дворец поражал своим величием. В 1836 г. один из современников писал: «Нельзя однако, не сказать хоть несколько слов о доме, который здесь строит граф Воронцов. Он будет единственный в своем роде и по архитектуре, и по великолепию, и по богатству материалов, употребляемых на него. Вообразите древнее готическое аббатство, которые ещё сохранились в некоторых местах Англии.  Все это построено из камня и снизу доверху обложено грюнштейном  (старое название диабаза).
Весной 1837 г. работы по сооружению дворца велись особенно интенсивно: Воронцовым предстояло принять в нем императора Николая I.  Дополнительно из Одессы прислали столяров; к работам привлекли солдат. Сотни тысяч рублей были истрачены на украшение фасада и внутренних помещений дворца.
В 1838 г. крытая галерея между главным и столовым корпусами, построенная ещё в 1834 г., была остеклена и в ней устроена оранжерея (зимний сад). Тогда же началось сооружение хозяйственных корпусов, велась разбивка парадного двора перед северным фасадом главного корпуса. На месте этого двора была небольшая гора, которую срыли; на ровной площадке построили подпорную стену с двумя лестницами, ведущими в Верхний парк. В стену вмонтирован фонтан, обрамлённый готической нишей, на которой высечен год: «1839».
В 1840-1842 гг. к столовому корпусу была пристроена «биллиардная зала», достроены две прямоугольные башни, расположенные по обе стороны от ворот, ведущих в хозяйственный двор. На одной из башен установлены башенные часы с боем. В это же время был перестроен корпус для гостей, завершено строительство хозяйственных корпусов и конюшен.
В 1843-1844 гг. велась кладка стен библиотечного корпуса. В ноябре 1944 г. М.С. Воронцов сообщал в письме П.Д. Киселеву: «…строительные работы в Алупке постепенно подходят к полному окончанию, остается пристроить только небольшой флигель для размещения слуг, и до начала весны не останется более одного каменщика в Алупке…» .  Действительно, в 1845 г. во дворце работали в основном мастера отделочники.
В 1844 г. М.С. Воронцов, назначенный наместником Кавказа, покинул Алупку, но он продолжал следить за ходом строительства и требовал от управляющего подробного отчёта о работах, проводимых во дворце. В 1846. По его желанию Вильям Гунт составил проект перестройки библиотечного и хозяйственного корпусов, а также башен западных въездных ворот. В фондах музея сохранилась часть чертежей с подписью этого архитектора.
В 1846-1847 гг. у южного фасада сооружалась широкая каменная лестница: в 1848 г. на ней были установлены мраморные вазы на подпорной стене, оформлен «Бахчисарайский дворик» ( у входа в библиотечный корпус).
Строили дворец в основном крепостные из имений Воронцова. Крепостных мастеров отпускали в Алупку по специальным  (так называемым плакатным) паспортам. В одном из писем управляющего южнобережными имениями в конторы других владений Воронцова содержалась просьба присылать на строительство людей здоровых и молодых, которые работали бы без потери времени.
В 1834 г. крестьянин владимирского имения Воронцовых Гавриил Петрович Полуэктов, отпущенный по плакатному паспорту из деревни Пахомова Сторона, заключил с Воронцовым подряд на каменотесные работы и организовал артель из 33 каменщиков. Это были потомственные владимирские мастера, в совершенстве владевшие искусством обработки камня. До 1852 г. над окончательной отделкой дворца трудился сын Полуэктова Иван.
Всеми лепными работами во дворце руководил талантливый лепщик Роман Фуртунов, крестьянин из воронцовского имения Мошны Черкасского уезда Киевской губернии. С четырьмя помощниками он выполнил сложнейшую декоративную лепку в нише центрального входа на южном фасаде дворца, покрыл тончайшим рельефным орнаментом стены и потолок Голубой гостиной,  сделал лепные украшения на потолке в парадном кабинете и в малой гостиной.
В алупкинской столярной мастерской под руководством Чарльза Вильямса работали над деревянными деталями для отделки дворцовых помещений крепостные мастера Яким Лапшин, Максим Тисленко и другие. Руками этих умельцев сделаны резные декоративные потолки, дубовые панели, оконные рамы сложной конструкции.
Заработная плата крепостных строителей зависела от сложности выполняемых ими работ. Каменотесы получали 18-22, столяры – 16-20 руб. серебром в месяц. Отдельным мастерам, таким , как талантливый лепщик Роман Фуртунов,  платили до 28 руб. серебром, чернорабочие получали 8-10 руб. Третья часть, а иногда и половина заработной платы крепостных поступала вновь в воронцовские конторы  в виде ежемесячного денежного оброка, податей, налогов. В случае заболевания к многочисленным вычетам прибавлялся ещё один: за каждый день болезни с рабочего взыскивалось 80 коп. Часто заработанных денег не хватало даже на выплату оброка. Так, в 1838 г. 31 каменщик задолжал Воронцову 4530 руб. 28 коп. оброка, т.е. по 137 руб. 28 коп каждый.
Из-за оброчной задолженности  наниматься на строительные работы  в  Алупке вынуждены были и крепостные других помещиков. В течение нескольких лет трудился во дворе Наум Мухин, столяр, крепостной помещицы Соколовой из Тульской губернии. В феврале 1834 г. на плотничью и «чёрную»  работу нанялись крепостные помещика Афросимова из Дмитровского уезда Орловской губернии и крестьяне помещика Карпина из Мгадовского уезда Калужской  губернии . Недостатка в рабочей силе на строительстве дворца не было. Управляющий крымскими имениями сообщал графу в Одессу, что люди приходят беспрестанно, с женами и детьми, и согласны работать за самую низкую плату.
Подряды подписывались на разных условиях:  в одних случаях рабочих нанимали «со своими харчами», они имели право требовать от администрации только приюта и инструмента; в других – строителям выдавали провизию, состоявшую из муки, крупы и свиного сала, но стоимость продуктов вычиталась из заработной платы. Нередко крепостные строители, не выдержав тяжелых условий труда, потратив много сил и здоровья, но ничего не заработав, возвращались домой, где их ждали обнищавшие семьи. Случалось , что крепостные совершали побеги со строительства. В связи с этим  южнобережная контора Воронцова обращалась с просьбой в Перекопскую городскую полицию «задерживать  и отправлять обратно под конвоем всех крестьян без письменных видов».
Количество рабочих (крепостных и вольнонаемных), занятых на строительстве, не было постоянным.  Судя по архивным данным, в 1833 г. на возведении стен работало 40 каменотесов и несколько десятков подсобных рабочих.  В 1837 г., когда в Алупке ждали прибытия Николая I и спешно достраивали центральной корпус дворца, количество их с привлеченными к работе солдатами доходило до 1000 человек.
Все работы выполнялись вручную, с помощью простейших орудий труда. И когда видишь высокие стены дворца, сложные декоративные детали его фасадов, превосходную отделку интерьеров, не перестаешь удивляться мастерству народных умельцев, трудом и талантом которых создан этот замечательный памятник архитектуры.

 
                                     Наша кнопка: Ездим Сами – отдых в Украине Активный отдых. Пассажирские перевозки, байдарки, поход Крым, сплав на байдаркахACTIVE-рейтинг туристических сайтов. Туризм и отдых